Великий Гэтсби действительно шикарен.

Великолепная игра Ди Каприо, прекрасный Нью-Йорк и сладко-грустное послевкусие после хорошего фильма.

Грустно, что все так закончилось. Грустно, что мечта всего лишь так и осталась мечтой. Грустно, что люди, которые вроде и рядом, в нужный момент оказываются где-то далеко. Грустно, что этот фильм еще раз подчеркнул, что искренности вокруг всегда оказывается мало, а «гнилые» люди всегда увиливают от ответа. Но, тем не менее, этот фильм прочно вошел в пятерку лучших фильмов, которые я смотрел за последнее время, и меня очень радует, что в мире все еще снимают хорошее и умное голливудское кино.

Для любителей «успешных, выдающихся, но грустно одиноких» очень советую почитать Трилогию Желаний от Теодора Драйзера, но только в сумме и только сразу все три книги — «Финансист», «Титан» и «Стойк». Всегда было интересно наблюдать, как может меняться мнение людей по поводу одного и того же человека с момента когда он начинает с нуля до того, когда он становится успешным и богатым..

Русановка вдохновляет

Русановка. С этим местом меня определенно что-то связывает. Какая-то незримая связь существует между мной и этим небольшим кусочком Киева. Меня всегда тянет сюда на подсознании. Сейчас же подсознание начинает работать на меня. Наверное, я никогда не верил в случайные совпадения…

Русановка вдохновляет. Сложно найти в Киеве место, которое столь же пробуждает во мне писательский дух, дарит ощущение спокойствия и в то же время заряжает какой-то очаровательной мелодией, находящей отклик в сердце. Когда я здесь у меня никогда не бывает плохого настроения и ни на секунду не покидает мысль, что я словно совсем в другом городе.

Сложно уже подсчитать, сколько всего было написано на этих импровизированных аллейках и пляжиках вдоль прекрасных уступов Русановской набережной. И пусть большая часть всех этих писулек сейчас всего лишь история, это место все равно продолжает дарить мне приятные моменты. И как бы смешно это не звучало, но оно очень сильно напоминает мне о Галвестоне. Также как отдельные ночные переулки возле Шулявки напоминают мне о ночном Нью-Йорке. Да, сам знаю, что это очень глупо, но сознанию сложно убедить в этом эмоции.

А еще я очень люблю закаты над водой. Как в Галвестоне, в Нью-Йорке и здесь, на Русановке… Это вдохновляет…

Главное — все должно быть true…

И почему мне не спится в половине пятого ночи?

Почему звенит в ушах? Почему в душе эйфория? И почему улыбка не сходит с уст?

Ответ прост — я обожаю этих людей. Совсем недавно неделю за неделей мы собирали большущие компании у себя дома. Я, Дрон и рОман (с ударением на О). Это были потрясные времена. К тебе домой попадали десятки незнакомых людей, десятки довольных лиц, десятки твоих новых знакомых. Никто не предавал значения самим клубам — лучшее, что могли придумать Штаты — это незабываемые afterparty. Уже здесь все знакомились, уже здесь все получали удовольствие.

Когда-то я его знал как просто Доминика — диджея, играющего в Лаундже и NightOffice. Сейчас это «популярный американский диджей, успевший отыграть в лучших клубах Нью-Йорка, Орландо, Майами, Коламбуса и Хьюстона«. Да-да, это все наш Доминик. До этого человека я совсем не слушал клубную музыку. Да, впрочем, наверное, не это самое важное.

Теперь, когда Штаты остались где-то в прошлой жизни, любые фотографии и видео вызывают у меня бурю эмоций. И все они вроде «Вау! Да это очень классное кино!». И плевать, что ты в главной роли. Когда же в живую видишь всех этих людей — когда обнимаешь девушек, недавно осветляющих твое лето; когда прижимаешь к груди людей, которые были частью не одной истории из твоей жизни; людей, которые всегда будут знать о тебе немножечко больше, чем другие. Это Штаты, черт побери. И ничего не вычеркнуть из этой истории.

Многое может менятся, жизнь может приподносить новых людей, новые эмоции, но некоторые истории останутся в тебе навсегда. Ты так и будешь вспоминать о тех потрясающих бездонных глазах и о том учащенном дыхании, о самовлюбленных одиноких принцессах и веселых самоуверенных принцах. Ты наверняка будешь это все помнить. Но только при одном условии — это все должно быть true. И плевать на все остальное.

Я обожаю этих людей. Я обожаю эти истории. Скучаю за Крупкой и безумно рад, что рядом есть Дрон. Люблю американский Галвестон и жалею, что в этом году он проживет без меня. А еще я искренне радуюсь, что жизнь подарила мне так много эмоций.

А все из-за того, что нужно проще смотреть на мир, видеть не то что на поверхности, а то, что радует изнутри. Ценить, любить и обожать. И в мире появится очень много всего интересного.

Главное – все должно быть true…